суббота, 1 Октября, 2022

Подробно

В гостях у линии фронта

Денис Григорюк
21.09.2022 - 18:14
В гостях у линии фронта

Возвращение на улицу Стратонавтов спустя семь месяцев СВО

Утром не покидало стойкое чувство дежавю. Будто вновь вернулись в 24 февраля. Еще накануне, пока вечером все судорожно ждали обращения президента России Владимира Путина, казалось, что нечто подобное уже переживали, но 7 месяцев назад. Не у меня одного было такое чувство.

Поехать на улицу Стратонавтов предложил итальянский журналист Витторио Ранджелони. У него также было ощущение, что сегодняшнее утро было похоже на 24 февраля.

«Будто новое начало. Хочу снова поехать к Николаю Васильевичу, как тогда», — написал итальянец.

7 месяцев назад мы приезжали сюда к мужчине, живущему у самой линии фронта все 8 лет вооруженного конфликта в Донбассе. Среди журналистов он пользуется популярностью. Пожилой мужчина – достаточно интересный герой для сюжетов.

Бывший шахтер, который живет в 400 метрах от зданий разрушенных терминалов Донецкого аэропорта, умудряется разводить голубей. На заднем дворе за его скромным домиком у самой линии фронта стоит голубятня. Этот факт всегда впечатляет людей, которые не представляют, как можно гражданским жить на линии боевого соприкосновения и к тому же еще обустраивать свой быт.

В начале СВО мы приезжали к Николаю Васильевичу в гости, чтобы спросить, как он относится к тому, что Россия пришла на защиту Донбасса. В конце февраля мужчина был чрезвычайно рад. Буквально ликовал, так как ждал этого события долгие 8 лет войны в Донбассе, пока украинские боевики беспощадно били по городам Республики. Нам хотелось узнать, что изменилось в жизни Николая Васильевича за эти 7 месяцев специальной военной операции России на Украине.

Фронт так и не отодвинули

По обе стороны дороги то и дело из-за «зеленки», которая местами «поржавела», торчали крыши домов. Листва скрывала зияющие дыры от прямых попаданий. Иногда заметны были здания, до которых украинские снаряды не добрались. А были и те, что ещё в конце февраля стояли, а сейчас на их месте груда битого кирпича. 

Вдоль дороги шли местные жители, которые, несмотря на боевые действия, продолжают жить в зоне поражения вражеской артиллерии. Кто-то на тележках тянул пакеты, кто-то нес их в руках. Возвращались с «закупок». Должно быть, в пакетах были продукты. 

Маршрутки, которые власти Республики запустили в относительно «тихий» период, сократили в количестве. На площадке у ЖД-вокзала не заметили ни одного автобуса. Еще зимой там стояло несколько бусиков, которые курсировали по трем маршрутам. Сегодня за все время нашего пребывания на улице Стратонавтов нам попался всего один автобус. Вместо того, чтобы ждать, люди предпочитают добираться домой пешком, хотя приходится топать несколько километров. 

Периодически на дороге попадались свежие попадания. Украинские снаряды разрывали асфальт. На отдельных участках дороги торчали «градины». Автомобили ловко объезжали их, а пешеходы с опаской ходили стороной. То и дело ловил себя на мысли, что будто вернулся в 2015 год, когда также ехали по улице Стратонавтов, а после украинские боевики обстреливали нас из минометов. Сейчас точно так же, как 7 лет назад, периодически доносились звуки «прилетов» и «вылетов». 

На горизонте показалось здание разрушенной гостиницы рядом с терминалами Донецкого аэропорта. Здание еще больше потрепали прямые попадания. Припарковались у знакомых поржавевших ворот с едва заметными дырами от осколков. Собаки не сразу стали лаять на приезд непрошенных гостей. Калитку открыл невысокий мужчина. На нем были клетчатая фиолетовая рубашка, серая футболка и потрепанные джинсы — униформа для работы дома.

— Здравствуйте. Помните, мы крайний раз к вам 24 февраля приезжали? — спросил итальянец. 

Николай Васильевич нас узнал. Это было понятно по его расплывающейся по морщинистому лицу улыбке. Мужчина протянул нам руки и пригласил пройти во двор. Мы застали бывшего шахтера за обрезанием гроздьев винограда. По двору бегали гуси и собаки. Среди четвероногих было обновление. Меж пернатыми бегал щенок. По виду ему было всего пару месяцев. Родился уже при СВО. 

Пока разговаривали с Николай Васильевичем, периодически были слышны выстрелы. Утро на фронте выдалось шумным. Украинские военные обстреливали Киевский и Куйбышевский районы Донецка. Периодически над домом местного жителя летают украинские беспилотники, которые корректируют огонь артиллерии, но попадает она по домам гражданских.

— Сегодня били 8 раз. Как лупанет тут рядом, все свистит. Обратки не было. Не знаю, почему. У нас прилетело на Башкирскую улицу. Провода перебило. И там в дом попало, — указал Николай Васильевич. 

Обстрелы носят хаотичный характер. Украинские военные без разбора обстреливают территорию, где продолжают жить мирные жители. Накануне несколько снарядов легли недалеко от дома Николая Васильевича.

— Лупят и всё. Только слышишь «выход», и свистит. Сегодня много били по Путиловке, — мужчина достал из пачки сигарету и закурил. От радости 24 февраля будто ничего не осталось. Бывший шахтер был искренне рад тому, что Россия решила защитить Донбасс. Более того, Николай Васильевич даже пытался пойти воевать, но по возрасту не прошел, поэтому его не взяли добровольцем на фронт. 

К сожалению, за 7 месяцев СВО так и не удалось отодвинуть линию фронта настолько, чтобы украинская артиллерия не имела возможности бить по жилым кварталам Донецка.

Долгожданный референдум 

Не менее важная новость — готовящиеся референдумы о вхождении ЛДНР и освобожденных территорий в состав Российской Федерации. Впрочем, даже эта новость не сильно подняла настроение Николаю Васильевичу.

— Узнали вчерашние новости о том, что референдумы будут? Ждали?

—  Да, конечно. Но куда я пойду? У меня тут хозяйство. Придут – проголосую. 

Позже Николай Васильевич объяснил, что ему, чтобы проголосовать на референдуме о вхождении Донбасса в состав Российской Федерации, придется только в одну строну пройти пешком 3 километра, а после – вернуться обратно. 

— Жена проголосует. У них русские паспорта. У меня — ДНР. Мне некогда, ты же видишь у меня хозяйство, — он взял жменю корма и бросил её гусям и голубям.

Жена Николая Васильевича живет в Донецке. Мужчина же присматривает за домом на улице Стратонавтов. Уезжает в город только, когда пропадает электричество. Шахтеру становится скучно без телевизора, поэтому на время перебирается к жене.

В действительности, актуальным остается вопрос «как будет проходить голосование». В том числе и у линии фронта. Дело в том, что электронного голосования на референдуме не будет. Как объяснил Глава ДНР Денис Пушилин, времени для реализации этого у властей нет. Поэтому необходимо будет очно принимать участие в референдуме. 

Таких людей, как Николай Васильевич, достаточно много. Каждый из них долгие годы ждал этого голосования, чтобы наконец-то решить вопрос Донбасса раз и навсегда. Но даже если бы была возможность проголосовать с помощью интернета, пожилые люди навряд ли смогли бы это сделать. Далеко не у всех пенсионеров есть современные смартфоны или другие гаджеты, которые бы позволили принять участие в референдуме. Кто-то наверняка, несмотря ни на что, будет идти на участки и голосовать, но для большого количества людей это станет самым настоящим испытанием, не считая того, что украинские боевики регулярно обстреливают все районы Донецка. 

объединил вокруг себя военных, духовенство и предпринимателей
Максим Кустов
ВСУ пожаловались на адаптацию русских к западным РСЗО
Отдел информации
Репортаж с места трагедии
Денис Григорюк
Как Байден воплощает заветы Трампа
Борис Джерелиевский
Кто затягивает конфликт на Украине
Алексей Сокольский
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования